Владимир Милов: В поисках достойного кандидата    

12-12-2011, 22:49 //  События    

Субботний митинг на Болотной площади – поворотное событие в российской политике. Так же, как выборы 4 декабря оставили в прошлом мантру «Пусть у нас все нестерильно, зато эту власть поддерживает народ», митинг 10 декабря окончательно утопил другой штамп – что народ у нас какой-то не такой, апатичный, всеядный, бесхребетный.

Люди показали, что с чувством собственного достоинства у них все в порядке и интерес к политике просыпается.

То, что потенциал митингового движения растет, было ясно давно. То, что искрой стало событие выборов, тоже не откровение и не уникальное явление в мире. Это к нашему старому спору со сторонниками идеи революции «против режима вообще»: в любой разумной политической стратегии акцент на выборах – главное, иное не работает.

По моей оценке субботнего митинга на Болотной площади как его рядового участника, 50 тысяч человек там были совершенно точно, но, скорее всего, намного больше – невозможно все охватить глазом, люди приходили и уходили. Отлично, что крупные митинги прошли и во многих других городах – причем в ряде из них, как в Красноярске или Нижнем Новгороде, акции были несанкционированными, но власть не решилась их разгонять.

Результат великолепный. Власти получили очень четкий мессидж: эпоха политической пассивности закончена, люди готовы массово выходить на улицу, потому что нынешняя система их достала. Однако сейчас все сильнее слышен вопрос: что дальше? Невозможно изменить политическую систему страны одним митингом или даже цепочкой митингов.

Нужно, чтобы политические силы подхватили митинговую активность и развернули ее во внятную стратегию действий, в итоге успешно меняющих политическую систему на более человечную.

Но с этим в субботу был явный дефицит. Главное выдвинутое политическое требование – отмена итогов выборов в Госдуму и перевыборы – вроде бы логично и отражает настроения протестующих. Однако на самом деле оно выгодно, прежде всего, власти. Во-первых, своей нереалистичностью – выборы никто не собирается отменять, а большинство населения, в отличие от активных протестующих, наверняка считают снижение процента ЕР достаточным достижением и биться за перевыборы не будут. Во-вторых, новые выборы в отсутствие парламента создают власти возможность дополнительного маневра и махинаций. В-третьих, провести новые выборы с допуском на них всех незарегистрированных партий нереально – для этого нет нормальной правовой базы, ее должна принимать Госдума, которую предлагают сразу распустить, а если ее не распускать – она будет всячески сопротивляться либерализации допуска к выборам конкурентов. Патовая ситуация. Ну и, в-четвертых, наконец,

Госдума в нынешней системе политических координат не так много может, в конце концов, власть ради выпуска пара сможет сдать ее оппозиции, сохранив общий контроль над страной, как сделал Ельцин в 1993 году. Поэтому сводить борьбу с правящим режимом к «битве за Госдуму» – странная и неверная стратегия.

Те, кто призывал идти на выборы 4 декабря и голосовать против «Единой России», воспринимая выборы как референдум о доверии партии власти, заведомо считали неправильным вдаваться в ненужные подробности работы будущего парламента, акцентируя внимание на психологическом аспекте поражения власти. Главное было – показать, что «подушки доверия» Путину в 2/3 поддержки населения, на которой покоилась стабильность действующей политической системы, уже нет и даже фальсификации не помогают натянуть хотя бы 50%. Эта стратегия блестяще сработала.

Ее логичным продолжением является нанесение следующего удара по власти. Ближайшая реальная (не гипотетическая) возможность для этого – президентские выборы 4 марта. Теперь есть уверенность не только в том, что второй тур реален, но даже и в том, что можно ставить задачу-максимум: добиться результата Путина в первом туре в 25%. Как это сделать? Опыт 4 декабря показывает, что добиться этого можно, закрыв наблюдением максимально возможное число избирательных участков – там, где деятельные наблюдатели не дали себя удалить с участка и бились против фальсификаций, средний результат ЕР был не выше 30%. Мы с коллегами уже открыли запись в наблюдатели на выборы 4 марта – если две недели назад «Демвыбору» удалось делегировать на участки более 1000 наблюдателей-добровольцев, то сейчас есть все основания полагать, что нам удастся закрыть не менее 3–5 тысяч участков, если не больше. Будет здорово, если остальные политические силы также увеличат мощность и качество своих усилий по наблюдению за выборами.

Будут перевыборы Думы или нет – это большой и вязкий вопрос. А вот 4 марта – это тот реальный шанс, который нам неизбежно предстоит, и нельзя допустить, чтобы Путин взял реванш за пошатнувшиеся позиции последних недель. Власть должна войти в новый политический цикл слабой.

Дальше всем – системным партиям, внесистемной оппозиции (их неформальный альянс 4 декабря сработал, невзирая на все трудности) – необходимо будет добиваться конкретных уступок – отмены цензуры, либерализации законодательства о выборах, партиях, митингах и демонстрациях, регистрации оппозиционных партий, формирования нового правительства широкого представительства (народного доверия), проведения новых досрочных выборов. Но для всего этого нужно сначала добиться нового поражения Путина 4 марта.

К сожалению, на трибуне субботнего митинга на Болотной явно не хватало архитекторов победы над «Единой Россией» 4 декабря, которые смогли бы предложить людям такую вот внятную повестку дня. Там в силу стечения обстоятельств хозяйничали недавние сторонники бойкота выборов, которые навязали митингующим свои требования – эмоционально верные (перевыборы), но тактически и стратегически рыхлые и ошибочные. Эмоции чуть раньше диктовали и логику бойкота: нормальному человеку противно участвовать во всем этом безобразии, значит, не участвуем. Эта логика в итоге сильно помогла «Единой России» – многие люди махнули рукой от безнадеги и просто не пришли, а ЕР получила больший процент голосов. Но бойкотчики сделали вид, что ничего не произошло.

По счастью, 80% участников митинга на Болотной не слышали ни выступлений с трибуны, ни зачитанной резолюции – организаторы не смогли обеспечить нормальный звук. Ну и ладно. Судя по энтузиазму тех, кто готов записываться добровольцами на кампанию 4 марта, люди интуитивно понимают, что это сейчас главное, и очень важно предложить им правильную стратегию действий. Вчера на Болотной я видел многих людей, слегка разочарованных отсутствием таковой. Мы дадим им такую стратегию.

Президентские выборы будут более сложной историей, чем парламентские. Вместо абстрактных партий, у которых есть и неплохие пункты в программе, и достойные люди в списках, придется агитировать голосовать за давно известных и многим надоевших конкретных персонажей. Но

если достойного кандидата оппозиции выдвинуть не удастся, придется делать это – идти и агитировать голосовать за кого угодно против Владимира Путина.

Главная цель – сбить процент его поддержки как можно ниже, плевать, кто окажется случайным бенефициаром. Мне тоже крайне неприятно смотреть на физиономии случайных бенефициаров событий последних недель, но это не важно.

Можно ли выдвинуть достойного кандидата от оппозиции? Поскольку для этого осталось дней 10, вопрос уже не о гипотетическом списке «идеальных» кандидатов, а о паре-тройке фамилий, которым надо успеть в ближайшие две недели. Очень жаль, что «Справедливая Россия» не стала выдвигать в президенты Оксану Дмитриеву – ее могли бы поддержать самые разные оппозиционные слои и просто обычные люди. У Алексея Навального остается время до 15 декабря для самовыдвижения или до 20 декабря через съезд «Яблока» – я убежден, ему необходимо выдвигаться, и «Демвыбор» поддержит его выдвижение всеми доступными ресурсами. Если Навального не зарегистрируют, он все равно станет заметной фигурой этой кампании, и его слово будет иметь вес даже после снятия – хотя, с учетом достигнутого размаха митингового движения, по ходу дела можно будет требовать от власти уступок при регистрации независимых кандидатов. Есть еще вероятность выдвижения Явлинского, что хотя бы сильно облегчит агитацию против Путина.

В любом случае разумный план есть.

Надеюсь, что те, кто с энтузиазмом выходил в последнюю неделю на митинги, присоединятся к нему и сконцентрируют силы на нанесении решающего удара Путину 4 марта. Сейчас это главное.

Кстати, президентские выборы смогут поддержать митинговую активность после новогодних праздников, когда интерес к истории с выборами в Госдуму явно спадет. Так что – за работу.


Владимир Милов, председатель РОО «Демократический выбор»
Опубликовано: www.gazeta.ru


Другие новости по теме:





Поддержите нас!





Демвыбор в ЖЖ

О необходимости введения визового режима со странами Средней Азии
Игорь Драндин о необходимости введения визового режима со странами Средней Азии в эфире Первого ...

Оказывается говорить о проблемах России по ТВ — это провокация!
Игорь Драндин о Навальном и протестах #ДимонОтветит в прямом эфире «Первого ...

Член ФПС партии «Демократический выбор» Светлана Жилина о формировании Ногинского городского округа
Член ФПС партии «Демократический выбор» Светлана Жилина о формировании Ногинского ...

Заявление партии «Демократический выбор» о митинге 26 марта
Заявление партии «Демократический выбор» о митинге 26 марта за расследование ...