Владимир Милов: Нужны новые лидеры    

15-06-2012, 22:01 //  События    

У московского протестного движения сейчас две крупнейшие проблемы. Для достижения серьезных политических изменений в стране в ближайшие годы оно прежде всего должно убедительно продемонстрировать, что столичные митинги — не просто бунт тысяч продвинутых москвичей, что оппозиционные лозунги отражают реальные настроения всей страны. Пока что Путин чрезвычайно умело эксплуатировал скептицизм немосквичей в отношении столичных оппозиционных демонстраций: масштаб протестных акций в регионах пошел на спад уже после 10 де­кабря и с тех пор остается на минимальном уровне. А для получения широкой поддержки оппозиционных лозунгов по всей стране протестное движение должно представить обществу четкую и понятную повестку дня, отражающую реальные настроения и запросы людей. Если два этих условия в ближайшее время выполнены не будут, митинговое протестное движение ждет неизбежный кризис.

До сих пор митинги протеста в Москве подпитывались в основном эмоциями граждан — назовите их представителями «креативного класса» или как угодно, — недовольных возвращением Пу­тина к власти и перспективой политического застоя. Люди каждый раз уговаривали себя, что выходят не под знамена конкретных лидеров и партий, а против Путина, что быть на улице — их гражданский долг, ситуация в стране такова, что сидеть дома нельзя, и так далее. Но время шло, прошла зима, настало лето, прошли выборы 4 марта, Путин стал президентом, принес присягу, назначил правительство. На акции в Москве в последние месяцы выходят все те же несколько десятков тысяч человек, исправно скандирующие: «Мы здесь власть!», но никакого продолжения за этим не следует — власть в стране все та же, и никаких реальных изменений в ближайшем будущем не предвидится.

Почему так происходит?

Прежде всего та группа людей, которая с середины декабря захватила лидерство в организации политических протестов, так и не предложила для протестующих другой стратегии, кроме пресловутого «выведем на улицы миллион и никуда не уйдем», пока Путин не откажется от власти. С самого начала было ясно, что эта стратегия обречена. Мил­лион все не выходит и не выходит. Более того, неоднократно — 5 декабря, 5 марта, 6 мая — после призывов организаторов акций к несанкционированному продолжению десятки тысяч людей немедленно расходились, на «несанкционированную» часть оставалось максимум несколько тысяч наиболее упертых активистов. Организаторам следовало бы задуматься о том, почему люди отказываются их слушаться, — еще зимние опросы митингующих на Болотной и Сахарова показывали чрезвычайно низкий уровень доверия к организаторам.

Ровно по этой причине мечты многих активных оппозиционеров о том, что собирающиеся на митинги десятки тысяч людей возьмут и совершат революцию, свергнув Путина, абсолютно несбыточны. При таком недоверии митингующих к тем, кто берет на себя формальное лидерство в протестах, подобный сценарий развития событий попросту невозможен. Это было четко видно 6 мая, когда большинство митинговавших попросту ушли домой и не стали участ­вовать в несанкционированных действиях.

Дело не только в позиции тех людей, которые выходят на митинги. Прошедшие месяцы активных протестов показали, что никому из претендовавших на лидерство политиков — Немцову, Яшину, Чириковой, Пономареву, Гудкову, Собчак и другим — не удалось нарастить популярность среди обычных избирателей. Более того, из данных социологии и поведения избирателей напрашивается недвусмысленный вывод обратного свойства: такая вот линейка лидеров скорее отталки­вает людей от идеи поддержки радикальных политических перемен, чем ускоряет передачу власти. Рос­сияне в своей массе не хотят не только революций, но и видеть конкретных навязываемых им оппозиционных персонажей во главе страны.

Чуть больше интереса вызывают фигуры Удальцова и Навального, но не факт, что Удальцов с его радикальными левыми идеями во главе протеста — это хорошо. А между тем на последних митингах все очевиднее, что именно Удальцов набирает все больший вес в протестах по причине невнят­ности остальных лидеров.

Что касается Навального, то он серьезно разочаровал не только отказом от активных политических действий — выдвижения в президенты, создания партии, — но и полной неспособностью серьезно и профессионально говорить о путях решения проблем страны, подменив этот разговор многократным повторением банальностей про «жуликов и воров». Есть огромные сомнения, что у Навального будут какие-то серьезные политические перспективы, выйди он не к своим фанатам в Интернете, а к реальному избирателю, на реальные дебаты и т.п.

Возможно, ровно поэтому митинговое движение зимы—весны так и не было поддержано присутствием в политическом поле — по выражению политолога Владимира Гельмана, «не было ни одной политической силы, реально соперничавшей с Путиным за власть». Московская оппозиционная тусовка функцию серьезной, профессиональной альтернативы Путину на себя взять не смогла. Более того, если вести речь о взаимоотношениях с настоящим избирателем, эта тусовка традиционно делает ставку на персонажей, очевидно неспособных мобилизовать широкую поддержку и неинтересных людям, например, на пышноволосого блогера Варламова, не сумевшего собрать 10 тыс. подписей в свою поддержку на выборах мэра Омска, или Максима Каца, которого сделали чуть ли не главным героем московских муниципальных выборов, при том что он набрал всего 17% и занял третье место в своем округе. При этом многие оппозиционные депутаты, имена которых нечасто упоминаются в оппозиционных СМИ, набирали 30—40% и даже более 60% — именно на их фигуры следует делать ставку на предстоящих выборах Мосгордумы.

Подобный «негативный отбор» героев по принципу «принадлежности к тусовке», а не реальных пер­спектив понравиться избирателям и отсутствие среди нынешних хедлайнеров протеста профессиональной альтернативы власти — проблема, крайне серьезно осложняющая перспективу поддержки митингового движения все более широкими слоями населения. Напротив, тенденция пока что обратная — пестрая компания обличителей «жуликов и воров» уперлась в потолок поддержки и явно не выглядит привлекательно для широкого избирателя. К серьезной политической работе — созданию полноценных партий, участию в региональных выборах — здесь чувст­вуется откровенное пренебрежение.

К счастью, не всю нынешнюю оппозицию следует мазать одной краской. Силы, понимающие правильность другой повестки дня — серьезной работы с избирателем, выращивания профессиональной альтернативы власти всероссийского масштаба, — появляются и в либеральном, и в других лагерях российской политики. Если в ближайшие годы этим политическим силам удастся добиться успеха на ниве региональных и местных выборов, вполне вероятно, что и у протестов появятся новые лидеры, предлагающие людям более четкую и реалистичную повестку дня, чем перевыборы всего и вся под звуки набившей оскомину общей критики. Новый закон о партиях, отмена требования сбора подписей для партийных кандидатов, возврат губернаторских выборов создают лучшие возможности для такой практической повестки дня. Этим надо пользоваться.

 

Владимир Милов, председатель партии «Демократический выбор»
Опубликовано: РБК daily

 


Другие новости по теме:





Поддержите нас!





Демвыбор в ЖЖ

Тушинский депутат. Отчет за 5 лет
Уважаемые тушинцы!Пять лет назад в марте 2012 года вы избрали меня, Пескова Михаила Владимировича, ...

28 мая марш против градостроительного произвола
28 мая марш против градостроительного произволаВ мэрию Москвы сдана заявка на проведение марша ...

«Давайте не будем отождествлять Россию и Путина, это разные вещи. Путин уйдёт, а Россия останется!»
Игорь Драндин: «Давайте не будем отождествлять Россию и Путина, это разные вещи. Путин уйдёт, ...

О приостановлении регистрации политической партии «Демократический выбор»
О приостановлении регистрации политической партии «Демократический выбор»11 мая 2017 ...



© 2010 - 2018 Политическая партия «Демократический выбор»